Вертикальная техника - генеалогическое древо.

Проникновение SRT в практику Советской и Российской спелеологии началось в конце 70-х - начале 80-х годов 20-го столетия.

Цифры-то какие, прямо история Средних веков!

Как получилось, что мне повезло оказаться на острие нового для страны направления, я рассказал в книге "Экспедиция во Мрак", в части "Риск? Нет - Техника!" Скачать и прочитать ее в корректной авторской версии можно у меня на сайте. Поэтому не стану повторяться.

Попытки хождения по одинарной веревке предпринимались во все времена - вне зависимости от того, какое понимание вертикальной техники преобладало. Впоследствии все это привело к большой неразберихе в умах не только кейверов, но и большинства любителей вертикалей самых разных направлений.

25 декабря 2004 года я опубликовал на сайте "Книжная полка" статью "К вопросу о псевдо-СРТ", где предпринял попытку придать некоторую упорядоченность этому вопросу. Сегодня эту статью можно тоже прочитать на моем официальном сайте по указанному в заголовке адресу. Вкратце, суть в следующем.

Следствием нечетких представлений об особенностях различных техник работы с веревкой является куча предрассудков, разногласий и взаимонепонимания. Вплоть до вражды и неприятия друг друга со стороны приверженцев разных систем. Не говоря уже о самом главном - снижении уровня реальной безопасности на горных и подземных маршрутах.

К сожалению, истории свойственны периоды регресса, когда понимание многих вопросов скатывается почти к нулевой отметке. То, о чем спорили специалисты-вертикальщики четверть века назад, становится предметом новых обсуждений, и порой складывается впечатление, что все уже некогда найденные решения находятся в полном забвении.

Причем спелеотехникой дело не ограничивается. Тем более, что она младшая, хоть и родная, сестра техники горной.

Тот факт, что вертикальная техника начинала свое становление в горах задолго до того, как веревкой стали пользоваться при исследовании пещер, весьма очевиден. Горы окружают человечество на протяжении всей его истории, немудрено, что приходилось изобретать способы более безопасного передвижения по ним.

Известный немецкий альпинист Герман Хубер писал:

"...Несколько утрируя, можно сказать, что горы суще­ствуют с тех пор, как существуют горовосходители. Для средневекового человека безлюдное суровое высоко­горье не имело значения. Охотник, пастух, крестьянин или солдат, проходившие через негостеприимные высо­ты, делали это по долгу службы; для них восхождение не было самоцелью, хотя некоторые из них чувствовали дикую красоту пустынных гор.



26 апреля 1336 года итальянский гуманист и поэт Франческо Петрарка поднялся на одну из вершин своей родины, Монт Вентукс близ Воклюза.

Некоторые исто­рики считают этот день «днем рождения» альпинизма, а сообщение Петрарки о своем восхождении первым документом альпинистской литературы.

Все же это про­исходило задолго до зарождения альпинизма. Во вто­рой половине XVIII столетия развитие научных исследований дало толчок к познанию высокогорья.

В 1786 году Паккар и Бальма, побуждаемые ученым де Соссюром, поднялись на «крышу Европы» — Мон­блан. Так был заложен краеугольный камень альпи­низма.

...С этого времени восхождение становится самоцелью.

Были покорены выдающиеся вершины Альп, изучены хребты и долины. Новое поколение горовосходителей ставило перед собой новые цели — побывать на всех вершинах и найти новые трудные пути на уже покорен­ные.

...Восхождения, совершенные альпинистами без гидов, дали толчок к развитию техники преодоления сложного скального рельефа, подняли границы технических воз­можностей в альпинизме.

Основой новых возможностей стало появление в начале XX века скальных крючьев. В сочетании с карабинами и новой техникой использо­вания веревки (маятник и траверсы по веревке) приме­нение крючьев позволило пройти маршруты, считавшие­ся непроходимыми, например преодоление западной стены Тотенкирхль.

В восточных Альпах под влиянием таких авторитетов, как Дюльфер, Фихтль, Эрцог и Сикст, сложились основы сегодняшней общепринятой техники скалолазания. Альпы, считавшиеся покоренны­ми еще 60 лет назад, и ныне в изобилии выдвигают перед альпинистами все новые и новые проблемы.

Между двумя мировыми войнами были проложены многочисленные и труднейшие маршруты. Успехи этого поколения альпинистов, их высочайшее мужество и пол­ная отдача сил выглядят еще более значительными, если вдуматься в то, какими скромными средствами они были достигнуты.



...«Героическая» эпоха в альпинизме прошла. Мы пе­реживаем сейчас эру технического прогресса со всеми его преимуществами и недостатками. С появлением шлямбурных крючьев на скалах, по крайней мере, тео­ретически, не осталось невозможных путей. Мужество, разумеется, еще необходимо, но риск спортивных вос­хождений уменьшился за счет улучшения технических средств.

Некритическое применение этих средств имеет и оборотную сторону — значительно снижается роль при­ключения в восхождении.

Новый дух спортивного альпинизма требует макси­мального ограничения альпинизма «технического». Правда, мы с трудом обходимся без технических средств, но все-таки надо ограничивать их применение, если мы хотим получить максимальное удовлетворение от вос­хождения".

В современный период альпинизм становится все более спортивно-приключенческим видом деятельности, так как естественно-исследовательская его составляющая почти исчерпана. Этим объясняются тенденции ограничения использования технических средств горной техники, для искусственного усложнения маршрутов. Эти тенденции препятствуют развитию горной техники в части ее вертикальной составляющей.

Что же происходит в кейвинге?

Если официальной датой возникновения альпинизма считают 1786 год, то отсчет возраста современного кейвинга начинается веком позже - с 1888 года, хотя первые достижения вертикальной спелеология отмечены почти на полтораста лет раньше.

"...В 1723 году был зарегистрирован первый мировой рекорд, связанный с исследованиями пещер. В чешской пропасти Мацоха первоисследователи достигли глубины -138 метров от уровня входа...

В XIX столетии острие спелеологических исследований утыкается в Италию. В течение двух лет дважды превзойден мировой рекорд глубины. Сначала в 1840 году в гроте Падрициано: -226 метров. А уже через год спелеологам удалось перешагнуть немыслимую по тем временам отметку -300 метров: в пропасти Требич достигнута глубина -329!

К этому времени спелеология распространяется по всему миру - от Австралии до Америки. Пока это еще именно спелеология - пещеры изучаются, в них все неизвестно. Каждое проникновение в таинственный и враждебный человеку подземный мир требует изрядного мужества исследователей. Особенно, когда дело доходит до спуска в вертикальные пропасти. Ведь еще нет ничего - ни нейлоновых веревок, ни стальных тросов, тем более специальных сооружений для спуска и подъема по ним. Речи нет о специальной одежде и освещении. В арсенале первопроходцев пеньковая веревка да лестница с деревянными ступенями - негусто для спелеоисследования!

Конец XIX века связан с именем выдающегося французского ученого и общественного деятеля Эдуарда Альфреда Мартеля, признанного основателя современной спелеологии. Спелеологии - не только как науки, но, прежде всего, как общественного явления. Мартель организует многочисленные исследования поверхностной и подземной гидрогеологии и пещер Франции, Англии и других стран. Его книга "Пропасти", изданная в 1893 году, - первый фундаментальный труд по практической спелеологии.

27 июня 1888 года Мартель организует спелеологическую экспедицию в пещеру Брамабай (Ревущий вол). Впервые к исследованиям привлекаются энтузиасты самых разных, не относящихся к спелеологии, профессий.

"Их объединила идея первопроходчества, открытия новых земель... под землей".

Так писал в своем исследовании "Спелеология, как социальный феномен" известный украинский спелеолог Александр Климчук".

В самом начале развитие вертикальной техники в горах и пещерах шло одной дорогой. Первой из известных, и наиболее важной стала совокупность приемов взаимостраховки на сложном горном рельефе.

В основе восходительской техники лежит использование веревки как средства страховки для остановки падения. Гораздо реже веревка используется в качестве средства для спуска с горы - как крайнее средство, когда лазание становится уже совсем затруднительным или опасным.

И уж совсем редко веревка применяется для подъема по ней. Подъем по веревке - крайне экзотичная для альпинизма штука, и нужно здорово постараться, чтобы вынудить восходителя заняться этим делом.

Это объясняет слабую приспособленность к подъему по веревке тех же подвесных систем для скального лазания и низкий уровень знаний и умений в области подъема по веревке у подавляющего числа альпинистов. Слишком редко применяется - нет прямого смысла упираться в изучении.

Итак, зафиксируем в сознании этот факт - горная техника практически не использует веревку для подъема по ней. И не совершенствуется в этом направлении. Только для страховки и иногда, редко, - спуска.

Однако со временем часть восходителей осознает, что для получения удовольствия не обязательно подвергать себя чрезмерным испытаниям среди снегов и лавин. Можно взять что-нибудь отдельно приятное и заниматься этим.

Например, лазание по теплым сухим скалам. Или даже в зале.

Или - раппелинг! Трудов почти нет, а вертикаль вроде бы та же...

Термин "раппелинг" (rappeling) имеет происхождение от французского rappel - rappeler (отозвание, отзывать, возвращать), что впрямую ассоциируется с процессом возвращения с вершин.

Соответственно, веревка, по которой спускались, получает название - "рапель", в отличие от страховочной веревки.

Наиболее яркой разновидностью раппелинга становится каньонинг - путешествия по каньонам, как правило - сверху вниз по течению потоков, их образующих.

Из горной техники термин "рапель" разошелся во все смежные области, но особо приглянулся кейверам, где и закрепился. И не мудрено, ведь кейвинг использует веревки для спуска по ним куда интенсивнее альпинизма. Более того - без спуска по веревкам вертикальной спелеологии попросту не существует. Причины этому очевидны. Путь в пещеру в подавляющем большинстве случаев начинается со спуска.

Хотя пример той же великой Лемпрехтзофен, полуторакилометровой альпийской пропасти, показывает, что бывает и наоборот. Все эти труднейшие сотни метров были пройдены методами подземных восхождений, а уже после был найден верхний вход в систему. Так что теперь каждый спелеолог может реализовать бессмертную мечту: спуститься в пещеру, и после полутора километров спуска по вертикали выйти на солнышко - прямо к пивному ларьку.

Ранее эта возможность была реальной только в не менее знаменитой пропасти Пиренеев - Пьер-сен-Мартен с его тоннелем ЕДФ на -700. И в куда менее глубоких соляных пещерах Израиля.

Ну, да я отвлекся...

Именно вертикальная спелеология вызывает к жизни интенсивное использование веревок как линейных опор и придумывает все новые способы обращения с ними.

Являясь прямой наследницей горных традиций, спелеотехника начинается с использования веревки для подстраховки спускающихся.

То есть "клаймбинг даун" (climbing down) в пещеру со страховкой.

В тех местах, где спуститься лазанием нет никакой возможности, поначалу прибегали к операциям, подобным опусканию в шурфы и неглубокие шахты (Рис.1). Устраиваясь на подвесной деревянной сидушке, которую товарищи опускали или вытягивали примитивной лебедкой или воротом, отважный исследователь, по сути, являлся пассивным участником процесса и заложником обстоятельств.

Рис.1 Иллюстрации техники первых проникновений в вертикальные пещеры

(автор и источники мне не известны)

Подобная зависимость от коллектива не могла радовать, поэтому интерес к горной технике не ослабевает. Для спуска в пещеры начинает применяться получивший распространение в горах спуск по веревке способом Дюльфера (Рис.2-1,2,3).

Рис.2 Способы спуска по веревке без применения спусковых устройств

1 - "сидя в петле" Дюльфера, рисунок Ласло Якуча из книги

"В подземном царстве", "ГИГЛ", М. 1969 г.

2 - положение веревки в тормозящей руке при спуске способом "сидя в петле"

3 - вариант способа Дюльфера

4 - способ спуска "спортивный" или "Сванский крест", распространенный в СССР

5 - на спуске Наташа Нестеренко, Усть-Каменогорск

Помимо способов Дюльфера мы активно использовали спуск по веревке "спортивным способом", известным также под более романтичным названием "Сванский крест" (Рис.2-4,5). Красноярские спелеологи спускались "спортивкой" в пещеру Торгашинская, а ведь в ней есть и 40-метровые отвесы.

Веревка нещадно жжет тело, но способ дает долгожданную автономность!

При этом появляется возможность самостоятельно спуститься на такую глубину и в такие колодцы, откуда скальным лазанием уже не выбраться.

Остро требовалось средство для подъема.

Отметим этот момент!

Именно вопрос подъема дает толчок разделению некогда единой горной техники на две ветви.

Пока не приходилось подниматься из глубоких, имеющих внутренние колодцы, вертикальных пещер каскадного типа, развитие горной и спелео техник шло как бы совместно. Скажу больше - спелеотехника являлась довольно органичной составляющей горной техники и ничем особым от нее не отличалась.

Однако проблема подъема из пещер ставит перед Вертикальным миром задачу, над которой восходители и скалолазы в таком ключе и масштабе просто не задумывались. И едва ли задумаются в будущем.

В подавляющем большинстве случаев подъем в горах - ходьба или лазание, причем весьма редко с использованием искусственных опор, и тем более - веревки. Более того, лазание с излишним применением технических средств откровенно не приветствуется многими восходителями, ратующими, так сказать, за чистоту жанра.

А тут возникла необходимость длительных вертикальных возвращений из пещеры, причем с очень серьезных глубин...

Итак, еще раз расставим акценты.

В горах веревка - средство страховки, охраняющее передвижение: это ее главное и важнейшее назначение, накладывающее влияние, как на саму веревку, так и на все сопутствующее снаряжение и технику работы с ним.

В пещерах веревка - средство передвижения, линейная опора, без которой само движение зачастую попросту невозможно.

С момента осознания этого непреодолимого фактора начинается стремительное развитие, видоизменение и перерастание одна в другую спелеологических техник, в то время как горная и по сей день сохраняет присущие ей черты, изменяясь не столь существенно.

Именно в вертикальной спелеологии возник термин - линейная опора. Дело в том, что не веревкой единой пользовались спелеологи в стремлении вернуться к солнцу.


veshestvo-h-imeet-kisluyu-reakciyu-sredi-i-vivoditsya-pochkami-v-kakuyu-storonu-sleduet-izmenit-rn-mochi-chtobi-uskorit-vivedenie-veshestva-h.html
veshestvo-tainstva-kresheniya-voda.html
    PR.RU™